Среда, 22.11.2017, 19:33Главная | Регистрация | Вход

Меню сайта

Форма входа

Логин:
Пароль:

Друзья форума

Королевство Новая Эра Рейтинг Ролевых Ресурсов Palantir Королевство Теариди Эль-Глория Tarna Ilu Средневековье: новая история

Мини-чат

200

Новости

Поиск

Календарь

«  Сентябрь 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930

Статистика

Дневник
Главная » 2008 » Сентябрь » 1 » Лучезарино появление в Дориате
19:46
Лучезарино появление в Дориате
Ведьма летела на метле на юг. Казалось, что островерхим елям под ногами хотелось до неё дотянуться. Сегодняшнее солнце располагало к полёту. На небе были кучевые облака, но ничего не предвещало дождь. Она сегодня она оделась как обычно, в широкий сарафан с душегреей, да соборный венец на голове, одежда движению не мешала. Лучезара редко путешествовала, но раз уж она затеяла этот путь, то собиралась дойти до цели. Дориат, Дориат, что такое этот Дориат? Летели мысли, пока на горизонте не показалась залитая солнцем лесная поляна. Она начала снижаться и наконец спрыгнула на нехоженую траву. Именно спрыгнула и продолжала прыгать дальше, а под конец сделала разминающие упражнения для затёкшего на метле тела. В траве уже виднелась костяника. Ягодка маленькая, но сладкая, а уж о пользе и говорить нечего. Набрав, гость ягод и присев на оголённые корни сосны, ведьма съела ягодки по штучке, разжёвывая мягкие косточки. Потом подставила лицо под солнечные лучи, дав себе минуту отдыха. Лучезара вынырнула из забытья, когда неопознанная птица громко крикнула в вышине. То, что она почувствовала и увидела можно описать одним словом – замешательство. Ну, во-первых, когда глаза раскрылись, привычной одежды не было. О, боги она была нагой, как рано утром в купальскую ночь. Ни любимого зелёного сарафана, обшитого позументом, ни привычного кокошника, волосы расплетены и ручьями убегают вниз по плечам и спине, ни украшений с обережным узором. Только непонятная рубаха, какая-то обувка, нож и кусочек верёвки. Не Лучезарины вещички. Слава богам, метла лежала рядом. Сначала она подумала, что её околдовали и ограбили, но когда она попыталась заставить свою метлу полететь ввысь, поняла, что не то с миром, а не с ней. Метла её не слушалась, и вела себя как обычная дворовая метла, что есть в каждом доме. Метёлочка, моя, подруженька, лети! Гладила черенок Лучезара, та ни в какую. Оседлать её попробовала, как обычно взлететь, но нет. Даже прыгнула от разочарования. Метла не проявляла и признаков волшебства. Такого удара судьбы, надо было поискать. Вот что значит пословица «Не зная броду, не суйся в воду». Сунулась! Что-то нужно было делать и срочно. Ну, по крайней мере - одеться. Что она и сделала. Одеяние было такое, что ещё поискать – не найдёшь. Она перевязала его верёвкой на талии и стала собирать мысли, знания и умения в кучу. Ей, потомственной ведьме, выжить в лесу пару дней без магии, еды и ночлега – как раз то испытание, что нарочно не придумаешь. Прямо робинзонада какая-то, думала Лучезара. Она оглянулась вокруг. Еды завались, вот огня нет. На автомате, она начала плести руками пульсар, который попыталась бросить в сухую деревяшку. Получила лишь бездейственный сухой вихрь. Огонь щелчком пальца разжечь было невозможно. Оглянулась по сторонам. У лесной речки лежал камень. Огромный такой валун. В его основании был развал камешков помельче, разных форм и размеров. Она оглянулась в поисках чего-то сухого, что могло бы сойти за трут. Соцветия Иван-чая уже покрылись пухом. Она собрала пук лесной ваты, и движениями опытной пряхи сплела трут. Подошла к завалившейся берёзе, содрала бересту, хорошо, что нож есть, с этой работой она справилась быстро. Принесла бересту и положила у камня. Затем, у той же сухой берёзки обломала ветки и веточки и прутики. Всё принесла к камню. Аккуратно сложила, пребывая в концентрированной задумчивости. Встала, отошла на шаг от камня. Развела руки, подняв ладони к небу, и стала славить вслух богов и просить помочь ей в трудном предстоящем деле, где очень её нужна была удача. Время шло, а она продолжала разговаривать с небом, как бы забыв о предстоящем деле. Наконец она замолкла. В священной тишине она подошла к груде камней, взяла твёрдый сухой экземпляр, поднесла к нему трут и целенаправленно стала ударять лезвием ножа. Из камня начали высекаться искры. Её лицо озарила улыбка. Раз есть искры, огонь будет. Лучезара продолжала методично молотить ножом по камню, стараясь ударять так, что бы искры попадали на самую середину трута. Когда трут начал тлеть, она осторожно раздула его до пламени, понемногу добавляя кусочки и ленточки бересты. Дымок её развеселил, впервые за сегодняшний день. Вот и занялся огонь. Она, накормив его веточками и удостоверившись, что теперь он случайно не потухнет, вновь отошла от камня и в пояс поклонилась на все четыре стороны. Огонь на камне разгорелся и, пощёлкивая, кушал ветки, брошенные Лучезарой. Отправившись, ещё раз к упавшей берёзе, она на с хрустом на отламывала более толстые сучья, подобрала весь хворост вокруг и, обвязав верёвкой, принесла к костру. Теперь можно было отправляться за едой. Голод давал о себе знать. В желудке уже посасывало. Она в припрыжку побежала к каштану, который заметила ещё сверху. Каштан - благодатное, сытное дерево. Набрав в подол целую груду коричневых плодов, она отправилась вновь на полянку, где горел костёр. Для того, что бы приготовить деликатес, за который в иных землях приходится выкладывать немалые деньги, необходимо было ножом надрезать кожуру каждого каштана. Быстро справившись с этой работой, она обложила каштанами горевший на камне костерок. Вблизи костра уже было очень жарко. Переворачивая палочкой и помешивая свой обед и ужин, Лучезара то и дело пробовала готовность лакомства. Наконец, каштаны запеклись. Она отгребла их от костерка, выложила на лист лопуха и приступила к трапезе. Разламывая чуть обуглившуюся кожуру, она доставала ядрышки и со смаком их поедала. На вкус печёные каштаны очень походили на картофель, только были слаще. Сытость наступила довольно скоро. Но лакомства ещё осталось столько, что хватило бы накормить несколько человек. Ничего, завтра в путь, возьму на дорожку. Подбросив в костёр новую порцию дров, Лучезара отправилась на край полянки в поисках ягод, а, собрав горсти три сладкой костяники она вернулась к костру. Ягоды сразу она есть не стала, лишь немного по-десертничала. Завернула их в лист лопуха и тоже отложила на завтра. Темнело. Особого укрытия она делать не стала. Зачем, когда нижние ветки густых елей не пропускали даже свет, не то что дождь, если ему приспичит начаться. Нарвав ножом, как серпом охапку душистой травы, она положила её под разлапистую ель. Так ложе было готово. Не перина, но всё же лучше, чем ничего. Подбросив ещё немного дров в костёр, Лучезара отправилась спать и обдумать её теперешнее положение. Она залезла под нижние ветви ёлки - исполина, сухие иголочки которой, так и норовили запутаться в волосах и свалиться за шиворот. Свернулась калачиком, попросила силы лесные дать ей переночевать у них в гостях, и, странное дело, она спокойно уснула. Мелкий нудный дождик начал капать где-то посреди ночи, а закончился только перед рассветом. Под широкими и непроницаемыми лапами елки Лучезаре не было мокро, ей было зябко и одиноко. Ночью приходилось пару раз вставать и подкидывать дровишек в костерок. Проснулась она оттого, что начал просыпаться мир. Закричали ранние птахи. Солнце уже светило утренними холодными лучами. Продолжать дальше изображать «спящую царевну», было бессмысленно, потому что выспаться в таких условиях не получится. Лучезара выбралась из-под ели. На голове был муравейник в прямом смысле: волосы были усыпаны сухими еловыми иголочками, которые поминутно падали, особенно если задеть ветки. Ощущение, привыкшей к нормальной гигиене ведьме было не из самых приятных. Но это было новое чувство. Забытое чувство первозданности мира, где не было рядом разумных существ. Чувство, которое даёт возможность себя ощутить частью вселенной. Лучезара вначале потянулась к солнцу, приветствуя его и новый день, потом сделала лёгкую гимнастику, и с шумом вошла в реку. Вода вначале обожгла, потом разлилась по коже приятная прохлада. Проплыв реку туда-обратно, Лучезара напилась воды и вышла на берег, но случайно ногой провалившись по щиколотку в мягкую жирную глину. Отмыв ногу, она стала смотреть, что это за глина. Оказался пласт обыкновенной голубой глины, который она кусками вытащила на берег. Одевшись в балахон-платье, и заправив длинный подол за пояс, она посмотрела, что с костром. На камне тлели деревяшки. Добавив сначала бересты, а потом и дров покрупнее, огонь разгорелся вновь. Ведьма сходила в лес за новой порцией хвороста и валежника. Глина это хорошо! Глина это здорово! Лучезара сначала размочила и размяла глину. Тщательно промятая глина конечно же имела примеси виде песка, но это не помешает что-то слепить, а изделие должно выйти прочнее. Она стала лепить что-то, типа горшка из глины с ушками. Сначала она сделала дно сосуда, а потом стала лепить бока: она мяла в руках глину, лепила из нее колбаски соответствующей толщины и выкладывал их сперва по периметру дна, а затем друг на друга или по спирали, пока не получались стенки нужной вышины. Криво конечно, без гончарного круга вышло, но функцию свою этот горшок должен был выполнить. Она поставила его прямо в центр костра и добавила принесенных дров. Обжигать надо было около двух часов, не меньше. Тем временем Лучезара привела себя в порядок, расчесав волосы пятернёй, заплела их в косу, затем соорудив из неё куколь, и заколола тонкими веточками. Позавтракала оставшимся ужином. Пока ждала горшок, она сходила к берёзе, сняла бересту и села мастерить из него короб. Этому делу она научилась в своё время у деда. Короб плести не сложно, нужен нож, хороший глазомер и свежая береста. Окончив короб, она подбежала к костру повернула горшок немного вокруг его оси, что бы обжиг был более равномерным. Взяла небольшую баклушу, и не имея опыта резьбы из дерев а выстругала ложку. Смех, а не ложка, зато сама! Оставила костёр, и пошла в лес, собрала рыжики, что стайкой росли около ели, выкопала корень кувшинки у берега, всё почистила. Солнце стояло в зените, когда гончарный опыт был завершён. Худо-бедно, но сойдёт. Чуть дав остыть горшку, она соорудила для него кострище на земле. Налила свежей воды и сварила густую похлёбку из грибов, корня кувшинки, сыпанула горсть мышиного горошка, добавила очищенных печёных каштанов, добавила травы мокрицы, стебля борщевика – получились роскошные щи. Поев. Она стала собираться в дорогу. Она уже давно должна была собираться в дорогу. Но Лучезара этот момент всё оттягивала, пока не наступил тот волшебный миг озарения. Это произошло, тогда, когда она выясняла стороны света, для определения направления движения. Оказалось, что река течёт прямо на юг. На юг, именно туда, где и должен находиться Дориат. Тот город, куда она начала движение ещё вчера. -Река, завалившаяся берёза, береста... Но как? А просто, только нужно время… А день тем временем, начал свою вторую половину. -Я буду строить плотик, маленький такой, но ногами по лесной чаще не пойду. Не пойду, хоть убейте, хоть застрелите. Или лететь или плыть. Метла стала ни для этого не пригодна, она сняла с неё прутья, и в руках остался дедов посох, бросать который она не собиралась. Лучезара выросла у реки и знала, что лучшими древесными породами для изготовления плота служат ель, кедр, сосна. А место вязки плота в основном определяется наличием пригодного сухостойного леса вблизи от берега, так как самая тяжелая работа- это вытаскивание бревен из лесу. Как раз у берега лежала невесть от чего засохшая и упавшая сосна. А ещё утром она заметила, что к берегу прибило бревно другой сосны. Лучезара нашла на речке неглубокую заводь, где она могла ходить по колено в воде. Тут она и собиралась заняться сборкой. Она видела, как связывают бревна: при помощи круглых поперечных бревен - ронжин, к которым основные бревна плота крепятся петлями. Эти ронжины она сделала из молоденьких сухих елей, которые свалила с помощью удара ноги. Главный вопрос – это вопрос верёвки. Та, что у неё была, всё же была коротковата для такого замысла. В её краях самым распространенным прядильным растением считается крапива. Лучезара оторвала край подола, обмотала им руки и направилась в заросли крапивы. Она охотилась за уже начавшими сохнуть стеблями крапивы. Собрав охапки четыре, она отнесла на то место, где предстояло крапиве превратиться в то, что напоминало верёвку. Положив пук на бревно и Лучезара острым краем выбранного камня, а затем ножом расщепила стебли, вытряхнула кострику и получила волокна. Получились нитки, обладающие большой прочностью. Вот из таких ниток она и сплела и веревку нужной толщины. Плела верёвку как косы. Она связала плотик в виде рамы. Среднюю часть плотика закрыла настилом из тонких еловых кругляшей, и живых еловых веток, которые так же немного обвязала оставшейся верёвкой. Один такой еловый кругляш она превратила в шест, которым собиралась отталкивать плот. Собрав свои нехитрые пожитки и остатки еды в короб, уложив несколько углей в горшок, прибрав за собой мусор и засыпав костер песком, Лучезара забралась на плотик, захватив ни на что не годный посох, оттолкнулась от берега шестом и поплыла на юг, не отдаляясь значительно от берега. Река текла величественно и плавно. Широкая водная дорога была на удивление ласкова. Только всплески речной рыбы нарушали спокойствие. Лучезара стояла на своём плотике и всё отталкивала дно длинным шестом. Мозоли на руках появились бы как пить дать, да только руки были обмотаны антикрапивными повязками, которые пригодились тут. Лишь раз, дева позволила течению подхватить плотик, но быстро справилась с угрожающей ситуацией. Вечерело. Вода становилась особенно глубокой и это начало пугать Лучезару. -Какой из меня шкипер? Никакой. Вот жизнь заставила, пришлось и на плоту сплавляться. Кому сказать? Да я бы сама себе не поверила. Вдали показалась песчаный берег, который на фоне чернеющей зелени выглядел белой лентой. Тут она и решила устроить ночную стоянку. Лучезаре пришлось делать значительные усилия, всем телом налегая на шест, что бы справиться с течением и пришвартоваться. Борьба с рекой была не долгой, но изматывающей и заставляющей понять, что она всего лишь щепка в океане. Щепка, которая рыпается. Бревна, наконец-то заскрежетали о берег. Лучезара сняла одеяние и с облегчением спрыгнула в тёмную воду. Нагой русалкой она вытаскивала плот на берег, что бы завтра пуститься вновь по реке. -Всё, причалила. Ух! Я сделала такой перегон, который ногами топала бы в три раза дольше времени. Аккуратно сняла ранее сработанный короб с пожитками. Угли тлели в горшке. Набрав сухих деревяшек у берега, она вновь запалила костёр, и доела вчерашние каштаны. Сон и усталость, наваливались. Лучезара видела звёздное небо, готовить себе какую то постель, не было ни времени, ни желания. Но заставила себя встать, сходить за сухим лапником, который уложила рядом с вытащенным плотиком, легла, растянулась, и, вглядываясь в звёздное небо, уснула. Утро туманное и седое осветило речную долину. В воздухе всё больше чувствовалось приближение осени, хоть земля была ещё тёплой, а температура речной воды ещё позволяла купаться. Лучезара проснулась от того, что всё тело её застыло. Глаза открыть она смогла, а ни рукой, ни ногой пошевелить не удалось. Потихонечку она заскрипела, разогнулась, развела руки, ноги, согнула их и начала вставать. Она посмотрела на луг, маки уже распустились, а кувшинки белые ещё нет. Значит сейчас часов шесть-семь утра. -Что делать, придётся сегодня начать с ремонта самой себя. Она растёрла ладони, и начала самомассаж от макушки до пяток. Тщательно массируя голову, шею, плечи и конечности, так она восстановила двигательную активность. Провела привычный ритуал: поздоровалась с солнцем и новым днём. Налила в предварительно вычищенный глиняный горшок чистой речной воды, развела тлеющий костёр, поставила воду кипятиться, а сама направилась на ближайший луг за едой и лекарством. Рано утром трава в капельках росы была как бы хрустальной, особенно в тех местах, которые осветило солнце. Терять нельзя было не минуты. Она в очередной раз скинула свою одежонку и….Легла в росяную траву на солнечном месте. Эта процедура всегда заставляла её смеяться и поднимала настроение. Лучезара перекатилась с живота на спину, потом обратно на живот, пока каждая часть тела и лица не стала абсолютно мокрой от росы. Растительные эфиры, массаж и солнце оживили её занемевшее тело. Искрящаяся энергия начала разливаться по телу и душе. Ей показалось, что и магические силы вот-вот вернуться. Оделась, в брошенное одеяние. По обратной дроге к речке Лучезара пела песенку: «И все травы пред ней расступаются, И цветы все ей поклоняются, Она знает их силы сокрытые, Все благие и все ядовитые…» А увидев травы-ягоды, собирала их, только два раза задержавшись у можжевельника и кустов поспевающей брусники. Нарвала уже покрасневшие листья земляники, малины, мяты, Выкопала три корня «лопуха», и несколько корешков «гусиных лапок», набрала грибов «маслят» у сосенки. И с таким уловом она подошла к костру с закипевшей уже водой. Первым делом она решила сварить витаминный напиток, сложив ягоды и травы в кипящую воду. Подождала немного и сняла с огня. Маленькими глоточками она выпила бодрящую, придающую сил жидкость. Затем снова поставила согреваться немного воды, уложив очищенные корни с грибочками, она получила грибное рагу и тоже его вскоре проглотила. Пора в путь, до Дориата осталось, наверное, уж рукой подать. Сложив свои вещички в короб, захватив дедов посох, Лучезара готовила плот к отплытию. Уборка не заняла много времени. Костёр быстро погасила песком. Оттолкнула плотик от берега и вновь отправилась в своё вынужденное путешествие. И вот она увидела строения, проплывала мимо домов, замков и площадей, пока не увидела порт, где швартовались настоящие корабли. За сто шагов до пристани она смогла пригнать плотик к берегу. Вытащила его. И встала на землю Дориата.
Просмотров: 958 | Добавил: Ариана | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017 | Сделать бесплатный сайт с uCoz